Среда, 27 мая 2020 20:51

Сила слишком велика для меня

Сила слишком велика для меня - девиз дома графа Петера Эрнста I фон Мансфельда - фельдмаршала и губернатора Люксембурга 17 века (период Испанских Нидерландов)

Девиз, который не только полностью характеризовал бравого военачальника и государственного деятеля, но и отражал более легкую сторону его жизни - роскошный быт и праздность, интерес к науке и искусству. Он был истинным подданным своего короля и всю жизнь отстаивал интересы испанской короны.

В 28 лет в чине лейтенанта Мансфельд был назначен губернатором провинций Намюр и Люксембург. Однако, на тихую службу назначение мало походило. Люксембург только два месяца, как пережил стычку между французскими и испанскими войсками, принесшую огонь и разграбление, и это было только начало - разворачивалось великое противостояние между Францией и Испанией. Граф фон Мансфельд - военный человек, поэтому оказывается в эпицентре этих событий, однако, для всех этих передряг он необыкновенный везунчик.

Но в 1552 году удача войны покинула его, во время осады он был захвачен в плен. Пять лет он провел в башне замка Венсен поскольку выкуп, который требовали за его освобождение, был настолько огромным, что только после смерти Карла V его преемник Филипп II смог сделать оплату французам.

В заточении Мансфельду постоянно поступает информация о делах вверенных ему территорий и новости под стать тем временам - чума, прокаженные, испытания ведьм (знаете про такую штуку? отдельная тема для разговора) набирают обороты, а пограничные территории регулярно подвергаются набегам не очень дружественных соседей. Вместе с новостями в голову пленника приходит мысль о роскошной резиденции в Клаузене (неоднократно про нее рассказывала), но так как служба королю в приоритете, то вся его страстная натура (вспоминаем девиз) прежде всего требует жажду мести.

Удача снова на его стороне. Осады, сражения и французская элита в качестве пленников, за головы которых уже он требует астрономические суммы. Кто не в состоянии заплатить, погибают в подземельях.

В 1553 году мысль наконец материализовалась, и Мансфельд заложил первый камень в своей новой резиденции в Клаузене.

Военные и дипломатические миссии, которые были возложены на Мансфельда, плюс обязанности губернатора, к которым он подходил с не меньшей серьёзностью, были определяющими факторами его ежедневной рутины, которая не оставляла времени, чтобы лично следить за строительством новой резиденции.

Только изредка и через большие промежутки времени он мог осматривать, как растет и ширится замковый комплекс между крутым склоном и рекой Альзетт (ранее я рассказывала, что под проект пришлось изменить русло реки, и теперь Альзетт течет там, где мы ее видим).

К сожалению, не сохранилось имя голландского архитектора, разработавшего проект и воплотившего его в жизнь. Но если снаружи замок и хозяйственные постройки выглядели несколько неуклюже, то внутреннее наполнение поражало воображение - великолепные картины, дорогие гобелены, мраморные и алебастровые камины, военные трофеи, прекрасно укомплектованная библиотека, собранная знатоком под стать вкусам будущего хозяина.

Возводя поистине царскую резиденцию, Мансфельд не собирался подвергать ее хотя бы малейшим намеком на военные действия. Гражданские и религиозные войны, бушевавшие на севере Голландии, ни в коем случае не должны были проникнуть вглубь страны, и он как мог обеспечивал спокойствие и безопасность в вверенной ему провинции. Конечно, за этим стояла и политика Филиппа II, который предоставлял определенную автономию частям «Испанских Нидерландов» и давал им возможность вести бизнес со своими собственными ценностями и позициями.

Огромная масса людей была вовлечена в строительные и отделочные работы. Когда парк у Альзетт принял окончательное содержание, то там можно было обнаружить искусственные каскады и фонтаны, лабиринты из зеленых насаждений и гроты, цветники и прогулочные аллеи, летние беседки и птичьи павильоны, скульптуры Аполлона, Геркулеса и Венеры. Всей этой красотой Мансфельд мог наслаждаться только урывками от одного сражения к другому.

В 1599 году 82-летний губернатор наконец вернулся в построенную им резиденцию, чтобы достойно прожить остаток своих дней. Но ему оставалось всего лишь 5 лет, чтобы насладиться великолепием и роскошью в возведенной в Клаузене резиденции.

Стоимость возведения и содержания резиденции была огромной. Огромным был и долг за неё. Кредиторы досаждали, а хозяин торопливо избегал их.

Но и недостатка в изумлениях и похвальбе не было. Уголок восхитительного спокойствия манил знаменитостей тех времен погостить у хлебосольного хозяина.

Летом 1599 года Мансфельд устроил большой праздник в честь молодоженов - эрцгерцога Альберта и инфанты Изабеллы Клары Евгении. Прием был настолько великолепен, что опустошил и до того не самую полную казну. Возможно, в этот момент Мансфельд подумал что-то вроде мрачного замечания Карла II - последнего Габсбурга на испанском троне при виде нового фонтана: «Это стоило мне три миллиона, и это занимало меня три минуты».

Жизнь текла свои чередом до 1602 года, когда бунтующий север Голландии всё-таки прорвался и добрался до Люксембурга. Но граф фон Мансфельд уже не бравый вояка, а старец с угасающей энергией. Его гарнизон недостаточно укомплектован, а помощь от Нидерландов не очень спешит на выручку. Несколько месяцев население под гнетом и вымогательством голландских войск.

Неизвестно, что послужило толчком - собственное бессилие или проблемы со здоровьем - но наш герой устало потянулся за пером и завещал все имущество резиденции в Клаузене испанскому королю Филиппу III и регенту эрцгерцогу и инфанте, прием которым он устраивал здесь несколько лет тому назад.

Петер Эрнест фон Мансфельд скончался 22 мая 1604 года в 17-00. Тело 86-летнего губернатора было забальзамировано и восемь дней было доступно для прощания. После этого помпезная похоронная процессия двинулась по улицам города к месту захоронения.

Об этом месте граф позаботился заранее и в 1586 году на территории францисканского монастыря (сегодня там расположена площадь Гийома II) построил часовню. Последнее пристанище Мансфельд обустроил не хуже своего дворца - фасад был украшен дорическими колоннами из коричневого и синего мрамора. Внутри была воздвигнута в полный рост его бронзовая статуя в костюме капитана своего века, справа и слева от него были статуи его двух жен. Надпись над алтарной аркой в часовне гласила: «Это Петер Эрнст, принц Святой Империи, граф фон Мансфельд, рыцарь Золотого руна. Служил при Карле V, Филиппе II и эрцгерцоге Альберте, удачливый в боях и государственных делах. Все глаза в Европе были устремлены на него».

С уходом Мансфельда замок начал приходить в упадок. Больше никто не следил за садом, а рой гостей нашел себе новое место для удовольствий. К 1609 году все художественные сокровища дворца и парка были упакованы и перевезены на кораблях по Мозелю, а дальше по Рейну в Голландию, а оттуда на более крупных кораблях в Испанию для королевской семьи.

Часовня Мансфельда была разрушена войсками французской революции в 1795 году. В 1819 году по приказу губернатора Люксембурга статуи Мансфельда и его жен переплавили на колокола, не признав в них никакой художественной ценности. Часовня была опустошена и разорена. Останки графа и его семьи окончательно смешались с землей и исчезли навсегда. А некогда великолепный замок разбивали на камни и подводами развозили по городу для строительства новых домов.

Прочитано 348 раз Последнее изменение Среда, 27 мая 2020 20:57