Показать содержимое по тегу: истории

Вторник, 18 августа 2020 10:57

Самый загадочный замок в Люксембурге

Это в Люксембурге? Не может быть!

Думаю, многие испытали подобное чувство, когда на глаза попалась эта красивая фотография - на фоне живописнейшего места в окружении воды запечатлён замок. Что это? А главное - где это?

Сегодня мне на глаза попалось немного информации об этом замке и о человеке, который его построил.

Пол Гилсон, сын каменщика, воплотил свой замысел - выстроил сказочный домик в 1964 году. Но изначально дом был построен из дерева и, к сожалению, уничтожен пожаром в 1973. Поэтому строительство мечты дубль два Пол решил выполнить из камня и бетона.

Самое интересное, что работы Пол вел самостоятельно, и только один раз он воспользовался услугами тяжелой техники, чтобы вырыть ров вокруг замка.

Еще интересный момент - материал, из которого построен замок. Брат Пола работал на кладбище, где в какой-то момент большинство надгробных камней были заменены мраморными. И поскольку камни просто выбросили, Гилсон решил пустить их в строительство.

Пол Гилсон занимался своим проектом до самой смерти в 2007 году.

А сам замок несколько лет назад снялся в бельгийско-люксембургском художественном фильме «Superjhemp Retörns», где служил секретным бункером Великого герцога.

Вот такая история. Фотография Tom Fielitz Photography

Опубликовано в Туризм
Четверг, 16 июля 2020 19:15

Сумасшедшая ночь

Летняя июльская ночь 1952 года стала переломным моментом в будущей истории Великого герцогства.

Представители шести государств-основателей Европейского объединения угля и стали утром 24 июля приступили к переговорам, и каждый пытался продвинуть свой город как основную локацию будущего союза. Конкурентами Люксембурга были Саарбрюккен, Страсбург и Париж, Льеж и Брюссель, Гаага и даже Турин. Шестнадцать часов бурных и безрезультатных переговоров закончились компромиссом, предложенным опытным дипломатом и министром иностранных дел Люксембурга Джозефом Беком - выбрать Люксембург в качестве временного «рабочего места» для будущих общественных организаций.

То, что восприняли в начале как компромисс, закрепилось на года, впоследствии участники оценили и центральное территориальное расположение страны, и ее многоязычие.

Для новых Европейский институтов было выделено место на плато Киршберг. Нельзя сказать, что самих жителей старого Киршберга это решение очень обрадовало. Не сильно-то им хотелось оказаться на обочине футуристического города из бетона и стали. Главными противниками были, конечно, владельцы земли. Они восприняли массовую экспроприацию своих земель не только как угрозу их существования в качестве независимых фермеров, но и как акт "бандитизма", поскольку, по их мнению, государственная власть выкупала земли с целью наживы по смешным ценам, в будущем собираясь их перепродать под застройку бесконечно дороже.

И, как вы понимаете, это была не единственная проблема, но процесс был запущен, и его было уже не остановить.

Сегодня Киршберг - не только ареал обитания Европейских институтов, но и крупный деловой район и финансовый центр города Люксембург.

Опубликовано в События
Понедельник, 13 июля 2020 19:03

Клаузен - городской район Люксембурга

Клаузен - вечеринки, ночной автобус, алкоголь.

И самое интересное, что последний пункт Клаузену как на роду был записан. Потому что и сто лет назад ему дали бы точно такую же характеристику.

Да что сто лет?! Там всегда так было! Начиная со времен Средневековья, когда монахи Альтмюнстерского аббатства наладили пивоваренное производство, подав этим пример на столетия вперед.

А знаете, как до 17 века пивовары продавали свое пиво? Они разносили его по домам! Наварят и ходят от дома к дому. Наиболее успешные разрослись в масштабах и наладили семейный бизнес, передающийся из поколения в поколение, и к середине 19 века пивоваренные бренды из Клаузена уже становятся далеко известны за пределами Люксембурга.

Век 20 вносит урбанистические коррективы, и в 2000х оттуда исчезает последний пивоваренный завод. На память о славном прошлом Клаузена нам остались нетронутыми здания пивоваренного завода, так называемые дома «Rives de Clausen».

«Rives de Clausen» - сегодня тусовочное место с ресторанами, барами, вечеринками и... крафтовым пивом.

В средние века, в отличие от своих соседей Грюнда и Пффафенталя, Клаузен был мало населен. В 1482 году там насчитывалось всего 13 семей. Прилегающие к Альзетт земли использовались как некая дикая ферма, с которой в любое время можно было получить запас свежего мяса.

Строительный бум в Клаузене начался с упадка замка Мансфельда. Разрушенные замковые руины служили удобным карьером для местных жителей. Несомненно, часть домов Клаузена имеют исторические стены или камни замка Мансфельда, и мы ходим мимо них, даже не подозревая об этом.

Опубликовано в Достопримечательности

У этой маленькой общины численностью в 11 человек есть церковь, почтовый ящик и... до недавнего времени было кафе(!).

Гирстерклаус, пожалуй, самое тихое место в Люксембурге, приютился он на востоке страны практически на границе с Германией. Но и это не самое удивительное.

В этой деревне находится старейшее место паломничества в стране - часовня. Первое упоминание об этой часовне относится к 1329 году. Но то, что часовня существовала и ранее, свидетельствует ее архитектурный стиль. Часовня выполнена в романском стиле - могучие арки опираются на не менее мощные квадратные колонны. Следовательно, дата строительства относится к 11-12 векам. Но и это не главное.

Дева Гирстерклаус или сидящая Мадонна - объект почитания паломников - это одна из редких деревянных статуй 13 века, сохранившихся до наших дней.

В боковых нефах часовни также можно найти не менее интересные статуи 18 века. А потолочные арки украшают частично сохранившиеся фрески.

Одним словом - не часовня, а музей.

Опубликовано в Туризм
Вторник, 16 июня 2020 18:21

Смертная казнь в Люксембурге

Смертная казнь в Люксембурге была отменена в 1979 году, в период, когда большинство стран западного мира стали отменять подобную меру наказания. Смертная казнь была признана «жестокой, бесчеловечной и унижающей достоинство». Но это уже век двадцатый, а вот в период Средневековья об этом мало задумывались и считали, что за совершенное преступление необходимо наказание, максимально воспроизводящее само преступление.

Если человек совершал воровство, то ему отрубали руку. Если человек был фальшивомонетчиком, его заживо варили в котле, имитируя расплавленный металл, из которого этот человек отливал монеты. Если человек богохульствовал или оскорблял кого-то, то ему могли отрезать язык.

В Люксембурге средневековое правосудие знало разные варианты наказаний. Например, в 1570 году суд в Ремихе объявил, что преступники могут быть «казнены мечом, огнем, виселицей с помощью веревки или цепи или утоплением в реке Мозель».

Если высокопоставленный судья не давал официального разрешения на погребение трупа, то он мог болтаться на виселице до разложения, и его нельзя было снять. Иногда труп расчленяли и развешивали на разных виселицах по разным городам в назидание городским жителям или пришлым крестьянам. Повешение грозило виновным в серьезной краже, кощунстве, мошенническом банкротстве или публикации клеветнических материалов.

Те, кто был признан виновным в колдовстве и содомии - к сожжению.

Особенно жуткие приговоры ожидали женщин, признанных виновными в детоубийстве: их обычно хоронили заживо. Такая участь ожидала молодую женщину из Bauschleiden на северо-западе Люксембурга в 1574 году. Ее обвинили в том, что она бросила своего незаконнорожденного ребенка в колодец ночью. Она была признана виновной и похоронена заживо под виселицей. Еще одна мать, которая убила своего ребенка, еще живой была зашита в мешок, а затем брошена в реку Ур в Виандене. Известны и другие случаи, но они явно неполные из-за отсутствия исторических источников.

Единственное, что объединяло этот спектр жестокости, была исключительная зрелищность – с одной стороны – развлечение, с другой – назидательный и отталкивающий пример.

О времена, о нравы! - сказал бы уже вам человек из Средневековья, когда на смену изощренным смертным казням пришла гильотина. Где вопли сгорающего на костре или мольбы о прощении зашитой в мешке? Стоило ли отвлекаться от дел и сломя голову бежать на рыночную площадь? Гильотина - недостаточно зрелищна!

С приходом французской оккупации в 1795 году в Люксембург пришло и новое исполнение смертного приговора.
Первая отрубленная гильотиной голова покатилась по люксембургской земле 24 сентября 1798 года.
Обезглавленными могли стать осужденные и за убийства, и за участие в заговорах против режима.
Головы продолжали рубить вплоть до середины 20 века.

После 1945 года гильотина была заменена расстрелом. Первыми, кто попал под изменения, были нацистские преступники - 4 немецких военных и 11 люксембургских сотрудников. Девять из них были казнены.

Последний смертный приговор был вынесен 7 августа 1948 года. Человек устроил хладнокровную кровавую бойню под Эттельбрюком. Погибла семья фермера и два работника фермы. За 30 минут до казни осужденному сообщили, что Великая герцогиня Люксембурга отказалась его помиловать.

Опубликовано в Общество
Вторник, 09 июня 2020 17:45

Площадь Гийома II в Люксембурге

С 1226 года на месте современной площади находился францисканский монастырь- отсюда и пришло второе название площади - «Knuëd» - что означает веревочный «узел» на тесемке, которой подпоясывались монахи.

Мощный взрыв пороха в 1554 году, случившийся в результате попадания молнии в пороховой склад на территории монастыря, уничтожил как сам монастырь, так и часть средневекового города.

После постепенного восстановления монастыря около 1600 года на его территории была выстроена солидная церковь. По дошедшим до наших дней источникам все сходятся в одном мнении - это, безусловно, была самая красивая церковь в городе.

После прихода французских революционных войск вся монастырская собственность была продана с аукциона: главный алтарь в стиле барокко теперь вы найдете в приходской церкви Св. Иоанна в Грюнде, меньшие алтари в Итциге и Контерне, а орган и исповедальные кабины - в церкви Св.Михаила. Здания же на территории монастыря превратились в оружейные склады и магазины.

Когда Наполеон Бонапарт посетил город, то постановил: «Все, что не используется для дела - разобрать и пустить на строительство новых городских домов». В этот же период (1830/39) появляется городская Ратуша (на фото).

В 1834 году остаточные здания монастыря окончательно исчезли с площади, что позволило получить большое свободное пространство и современные размеры площади.

В 1884 году в восточной части площади устанавливают бронзовую конную статую Короля Нидерландов и Великого герцога Люксембурга Вильгельма II.

В 1932 году рядом с городской Ратушей появляется более скромная скульптура “Renert” знаменитого люксембургского лиса, воспетого люксембургским писателем Мишелем Роданжем и принесшему славу на века не только своему литературному герою, но и прочно вписав золотыми буквами свое имя на небосклоне люксембургской литературы.

Опубликовано в Достопримечательности
Среда, 27 мая 2020 20:51

Сила слишком велика для меня

Сила слишком велика для меня - девиз дома графа Петера Эрнста I фон Мансфельда - фельдмаршала и губернатора Люксембурга 17 века (период Испанских Нидерландов)

Девиз, который не только полностью характеризовал бравого военачальника и государственного деятеля, но и отражал более легкую сторону его жизни - роскошный быт и праздность, интерес к науке и искусству. Он был истинным подданным своего короля и всю жизнь отстаивал интересы испанской короны.

В 28 лет в чине лейтенанта Мансфельд был назначен губернатором провинций Намюр и Люксембург. Однако, на тихую службу назначение мало походило. Люксембург только два месяца, как пережил стычку между французскими и испанскими войсками, принесшую огонь и разграбление, и это было только начало - разворачивалось великое противостояние между Францией и Испанией. Граф фон Мансфельд - военный человек, поэтому оказывается в эпицентре этих событий, однако, для всех этих передряг он необыкновенный везунчик.

Но в 1552 году удача войны покинула его, во время осады он был захвачен в плен. Пять лет он провел в башне замка Венсен поскольку выкуп, который требовали за его освобождение, был настолько огромным, что только после смерти Карла V его преемник Филипп II смог сделать оплату французам.

В заточении Мансфельду постоянно поступает информация о делах вверенных ему территорий и новости под стать тем временам - чума, прокаженные, испытания ведьм (знаете про такую штуку? отдельная тема для разговора) набирают обороты, а пограничные территории регулярно подвергаются набегам не очень дружественных соседей. Вместе с новостями в голову пленника приходит мысль о роскошной резиденции в Клаузене (неоднократно про нее рассказывала), но так как служба королю в приоритете, то вся его страстная натура (вспоминаем девиз) прежде всего требует жажду мести.

Удача снова на его стороне. Осады, сражения и французская элита в качестве пленников, за головы которых уже он требует астрономические суммы. Кто не в состоянии заплатить, погибают в подземельях.

В 1553 году мысль наконец материализовалась, и Мансфельд заложил первый камень в своей новой резиденции в Клаузене.

Военные и дипломатические миссии, которые были возложены на Мансфельда, плюс обязанности губернатора, к которым он подходил с не меньшей серьёзностью, были определяющими факторами его ежедневной рутины, которая не оставляла времени, чтобы лично следить за строительством новой резиденции.

Только изредка и через большие промежутки времени он мог осматривать, как растет и ширится замковый комплекс между крутым склоном и рекой Альзетт (ранее я рассказывала, что под проект пришлось изменить русло реки, и теперь Альзетт течет там, где мы ее видим).

К сожалению, не сохранилось имя голландского архитектора, разработавшего проект и воплотившего его в жизнь. Но если снаружи замок и хозяйственные постройки выглядели несколько неуклюже, то внутреннее наполнение поражало воображение - великолепные картины, дорогие гобелены, мраморные и алебастровые камины, военные трофеи, прекрасно укомплектованная библиотека, собранная знатоком под стать вкусам будущего хозяина.

Возводя поистине царскую резиденцию, Мансфельд не собирался подвергать ее хотя бы малейшим намеком на военные действия. Гражданские и религиозные войны, бушевавшие на севере Голландии, ни в коем случае не должны были проникнуть вглубь страны, и он как мог обеспечивал спокойствие и безопасность в вверенной ему провинции. Конечно, за этим стояла и политика Филиппа II, который предоставлял определенную автономию частям «Испанских Нидерландов» и давал им возможность вести бизнес со своими собственными ценностями и позициями.

Огромная масса людей была вовлечена в строительные и отделочные работы. Когда парк у Альзетт принял окончательное содержание, то там можно было обнаружить искусственные каскады и фонтаны, лабиринты из зеленых насаждений и гроты, цветники и прогулочные аллеи, летние беседки и птичьи павильоны, скульптуры Аполлона, Геркулеса и Венеры. Всей этой красотой Мансфельд мог наслаждаться только урывками от одного сражения к другому.

В 1599 году 82-летний губернатор наконец вернулся в построенную им резиденцию, чтобы достойно прожить остаток своих дней. Но ему оставалось всего лишь 5 лет, чтобы насладиться великолепием и роскошью в возведенной в Клаузене резиденции.

Стоимость возведения и содержания резиденции была огромной. Огромным был и долг за неё. Кредиторы досаждали, а хозяин торопливо избегал их.

Но и недостатка в изумлениях и похвальбе не было. Уголок восхитительного спокойствия манил знаменитостей тех времен погостить у хлебосольного хозяина.

Летом 1599 года Мансфельд устроил большой праздник в честь молодоженов - эрцгерцога Альберта и инфанты Изабеллы Клары Евгении. Прием был настолько великолепен, что опустошил и до того не самую полную казну. Возможно, в этот момент Мансфельд подумал что-то вроде мрачного замечания Карла II - последнего Габсбурга на испанском троне при виде нового фонтана: «Это стоило мне три миллиона, и это занимало меня три минуты».

Жизнь текла свои чередом до 1602 года, когда бунтующий север Голландии всё-таки прорвался и добрался до Люксембурга. Но граф фон Мансфельд уже не бравый вояка, а старец с угасающей энергией. Его гарнизон недостаточно укомплектован, а помощь от Нидерландов не очень спешит на выручку. Несколько месяцев население под гнетом и вымогательством голландских войск.

Неизвестно, что послужило толчком - собственное бессилие или проблемы со здоровьем - но наш герой устало потянулся за пером и завещал все имущество резиденции в Клаузене испанскому королю Филиппу III и регенту эрцгерцогу и инфанте, прием которым он устраивал здесь несколько лет тому назад.

Петер Эрнест фон Мансфельд скончался 22 мая 1604 года в 17-00. Тело 86-летнего губернатора было забальзамировано и восемь дней было доступно для прощания. После этого помпезная похоронная процессия двинулась по улицам города к месту захоронения.

Об этом месте граф позаботился заранее и в 1586 году на территории францисканского монастыря (сегодня там расположена площадь Гийома II) построил часовню. Последнее пристанище Мансфельд обустроил не хуже своего дворца - фасад был украшен дорическими колоннами из коричневого и синего мрамора. Внутри была воздвигнута в полный рост его бронзовая статуя в костюме капитана своего века, справа и слева от него были статуи его двух жен. Надпись над алтарной аркой в часовне гласила: «Это Петер Эрнст, принц Святой Империи, граф фон Мансфельд, рыцарь Золотого руна. Служил при Карле V, Филиппе II и эрцгерцоге Альберте, удачливый в боях и государственных делах. Все глаза в Европе были устремлены на него».

С уходом Мансфельда замок начал приходить в упадок. Больше никто не следил за садом, а рой гостей нашел себе новое место для удовольствий. К 1609 году все художественные сокровища дворца и парка были упакованы и перевезены на кораблях по Мозелю, а дальше по Рейну в Голландию, а оттуда на более крупных кораблях в Испанию для королевской семьи.

Часовня Мансфельда была разрушена войсками французской революции в 1795 году. В 1819 году по приказу губернатора Люксембурга статуи Мансфельда и его жен переплавили на колокола, не признав в них никакой художественной ценности. Часовня была опустошена и разорена. Останки графа и его семьи окончательно смешались с землей и исчезли навсегда. А некогда великолепный замок разбивали на камни и подводами развозили по городу для строительства новых домов.

Опубликовано в Туризм

Художница Нина-Виктория Лефевр вместе с мужем - художником и скульптором Жюльеном Лефевром вписаны в историю города Люксембург не только благодаря своим многочисленным работам, но и одна из улиц в районе Лимперцберг носит их имя - Nina et Julien LEFÈVRE.

Нина-Виктория Кестлер родилась на заре двадцатого века - в 1904 году - в Ташкенте, училась в Королевской академии изящных искусств в Брюсселе, где и познакомилась со своим будущим мужем.
Вместе они создали множество работ в различных художественных дисциплинах.

Нина Лефевр стала известна благодаря своими масляным картинам и офортам. А ее муж сделал себе имя в основном благодаря своим скульптурам, рисункам для банкнот и гравюрам на монетах. Многие свои работы они подписывали общим именем: Нина и Жюльен Лефевр.

Жизненный путь Нины-Виктории оборвался в октябре 1981 года, муж пережил ее на два года. 11 февраля 1985 года инициативная группа предложила увековечить их имена и присвоить имя супружеской пары улице в активно развивающимся городском районе.

Опубликовано в Туризм
Воскресенье, 19 апреля 2020 16:11

Альтернативная легенда о Мелусине

У всех проблем одно начало...
Сидела женщина, скучала...(С)

А потом появился он - рыцарь на белом коне, скука моментально развеялась, жизнь заиграла новыми красками и, конечно, в новом замке, суля блестящее будущее. Однако, как показала жизнь, проблема-то осталась. Потому что наша женщина сама по себе была проблемой - женщиной-русалкой.
Чем история закончилась, вы и сами знаете - Мелусина уплыла, а замок положил начало тысячелетней истории Люксембурга.

Сегодня же я вам расскажу другую менее известную историю или легенду создания Люксембурга - в основе которой лежат старые как мир мотивы - жадность и высокомерие. Герои практически те же - граф Зигфрид и... дьявол. Дьявол, которого в период отчаяния призвал Зигфрид.

Итак, граф Зигфрид тридцати лет отроду, богат, живет в собственном замке в Коерише, любит охоту и перемены. Именно страсть к переменам толкают его обменять часть своих земель с Трирским монастырем и заполучить идеальное место под строительство замка своей мечты.

Мечта практически уже осязаема, и вдруг Зигфрид сталкивается с серьезной проблемой - деньги на исходе. Как? Почему? Зачем? У человека было всё - деньги, власть, мечта. А что теперь? Денег нет, замок недостроен, а мечта всё разрушила. И догадайтесь, кого в период отчаяния он призвал и что пообещал?

Всё верно. Дьявол вырос как из под земли, как будто только этого и ждал, и сладким голосом успокоил, пообещав решить все его проблемы за одну ночь, а в качестве дополнительного бонуса Зигфрид получит еще новую, ровную дорогу от замка в Коериш до новой резиденции над Альзетт. В замен же ровно через тридцать лет Зигфрид отдаст ему свою душу.

Сделка состоялась. Зигфрид был абсолютно счастлив, но со временем червь беспокойства начал свою подрывную работу и, осознав сполна, во что он ввязался, Зигфрид начал лихорадочно строить часовни и церкви, организовывать ежедневные мессы и чтения Священного Писания.

Но час расплаты был неминуем. В этот день Зигфрид решил устроить большой банкет, пригласив гостей со всей округи. Многочисленная охрана окружила замок, получив строгое указание стоять на страже и никого лишнего не впускать. Но ничего не помогло. Дьявол внезапно появился среди гостей, перепугав всех до смерти, и Зигфриду пришлось безропотно последовать за ним в другую комнату, из которой никто уже, как вы понимаете, не вышел.

Опубликовано в Легенды

Еще одну необычную страницу в своей истории открыла Палата депутатов Люксембурга, решив покинуть свое здание на Marché-aux-Herbes. С 1860 года это будет в третий раз. Предыдущие переезды происходили во время Второй Мировой Войны и во время ремонтных работ 1997-1999 годов.

Переезд потребовался для того, чтобы не прерывалась срочная законодательная работа, и при этом были соблюдены санитарные требования. Где взять такое помещение, чтобы разместить на безопасном расстоянии 60 депутатов?

Конференц-центр в Киршберге - хороший вариант. Но переезд обойдется в миллионы евро.

На выручку пришла мэр города, предложив площадь в 500 квадратных метров на Place d’Armes в Cercle Cité. Работы по подготовке зала уже начались.

Неизвестно, как долго депутаты будут находиться на новом месте, но помещение за ними зарезервировали до конца июля.

За годы своего существования в здании Cercle Cité было проведено много важных и торжественных встреч и мероприятий. В конце 1950-х годов проводились пленарные заседания Европейского сообщества угля и стали. В 1992 году проходил прием президента Франции Франсуа Миттерана.

А 16 января 2021 года в Cercle Cité по традиции пройдет Русский Благотворительный Бал, который в десятый раз организует Русский клуб Люксембурга. Общая сумма средств, собранных и перечисленных в благотворительные фонды за 9 лет деятельности Русского Благотворительного Бала, составляет 422 500€.

Опубликовано в Политика
Страница 1 из 8