Показать содержимое по тегу: персона

Среда, 27 мая 2020 20:51

Сила слишком велика для меня

Сила слишком велика для меня - девиз дома графа Петера Эрнста I фон Мансфельда - фельдмаршала и губернатора Люксембурга 17 века (период Испанских Нидерландов)

Девиз, который не только полностью характеризовал бравого военачальника и государственного деятеля, но и отражал более легкую сторону его жизни - роскошный быт и праздность, интерес к науке и искусству. Он был истинным подданным своего короля и всю жизнь отстаивал интересы испанской короны.

В 28 лет в чине лейтенанта Мансфельд был назначен губернатором провинций Намюр и Люксембург. Однако, на тихую службу назначение мало походило. Люксембург только два месяца, как пережил стычку между французскими и испанскими войсками, принесшую огонь и разграбление, и это было только начало - разворачивалось великое противостояние между Францией и Испанией. Граф фон Мансфельд - военный человек, поэтому оказывается в эпицентре этих событий, однако, для всех этих передряг он необыкновенный везунчик.

Но в 1552 году удача войны покинула его, во время осады он был захвачен в плен. Пять лет он провел в башне замка Венсен поскольку выкуп, который требовали за его освобождение, был настолько огромным, что только после смерти Карла V его преемник Филипп II смог сделать оплату французам.

В заточении Мансфельду постоянно поступает информация о делах вверенных ему территорий и новости под стать тем временам - чума, прокаженные, испытания ведьм (знаете про такую штуку? отдельная тема для разговора) набирают обороты, а пограничные территории регулярно подвергаются набегам не очень дружественных соседей. Вместе с новостями в голову пленника приходит мысль о роскошной резиденции в Клаузене (неоднократно про нее рассказывала), но так как служба королю в приоритете, то вся его страстная натура (вспоминаем девиз) прежде всего требует жажду мести.

Удача снова на его стороне. Осады, сражения и французская элита в качестве пленников, за головы которых уже он требует астрономические суммы. Кто не в состоянии заплатить, погибают в подземельях.

В 1553 году мысль наконец материализовалась, и Мансфельд заложил первый камень в своей новой резиденции в Клаузене.

Военные и дипломатические миссии, которые были возложены на Мансфельда, плюс обязанности губернатора, к которым он подходил с не меньшей серьёзностью, были определяющими факторами его ежедневной рутины, которая не оставляла времени, чтобы лично следить за строительством новой резиденции.

Только изредка и через большие промежутки времени он мог осматривать, как растет и ширится замковый комплекс между крутым склоном и рекой Альзетт (ранее я рассказывала, что под проект пришлось изменить русло реки, и теперь Альзетт течет там, где мы ее видим).

К сожалению, не сохранилось имя голландского архитектора, разработавшего проект и воплотившего его в жизнь. Но если снаружи замок и хозяйственные постройки выглядели несколько неуклюже, то внутреннее наполнение поражало воображение - великолепные картины, дорогие гобелены, мраморные и алебастровые камины, военные трофеи, прекрасно укомплектованная библиотека, собранная знатоком под стать вкусам будущего хозяина.

Возводя поистине царскую резиденцию, Мансфельд не собирался подвергать ее хотя бы малейшим намеком на военные действия. Гражданские и религиозные войны, бушевавшие на севере Голландии, ни в коем случае не должны были проникнуть вглубь страны, и он как мог обеспечивал спокойствие и безопасность в вверенной ему провинции. Конечно, за этим стояла и политика Филиппа II, который предоставлял определенную автономию частям «Испанских Нидерландов» и давал им возможность вести бизнес со своими собственными ценностями и позициями.

Огромная масса людей была вовлечена в строительные и отделочные работы. Когда парк у Альзетт принял окончательное содержание, то там можно было обнаружить искусственные каскады и фонтаны, лабиринты из зеленых насаждений и гроты, цветники и прогулочные аллеи, летние беседки и птичьи павильоны, скульптуры Аполлона, Геркулеса и Венеры. Всей этой красотой Мансфельд мог наслаждаться только урывками от одного сражения к другому.

В 1599 году 82-летний губернатор наконец вернулся в построенную им резиденцию, чтобы достойно прожить остаток своих дней. Но ему оставалось всего лишь 5 лет, чтобы насладиться великолепием и роскошью в возведенной в Клаузене резиденции.

Стоимость возведения и содержания резиденции была огромной. Огромным был и долг за неё. Кредиторы досаждали, а хозяин торопливо избегал их.

Но и недостатка в изумлениях и похвальбе не было. Уголок восхитительного спокойствия манил знаменитостей тех времен погостить у хлебосольного хозяина.

Летом 1599 года Мансфельд устроил большой праздник в честь молодоженов - эрцгерцога Альберта и инфанты Изабеллы Клары Евгении. Прием был настолько великолепен, что опустошил и до того не самую полную казну. Возможно, в этот момент Мансфельд подумал что-то вроде мрачного замечания Карла II - последнего Габсбурга на испанском троне при виде нового фонтана: «Это стоило мне три миллиона, и это занимало меня три минуты».

Жизнь текла свои чередом до 1602 года, когда бунтующий север Голландии всё-таки прорвался и добрался до Люксембурга. Но граф фон Мансфельд уже не бравый вояка, а старец с угасающей энергией. Его гарнизон недостаточно укомплектован, а помощь от Нидерландов не очень спешит на выручку. Несколько месяцев население под гнетом и вымогательством голландских войск.

Неизвестно, что послужило толчком - собственное бессилие или проблемы со здоровьем - но наш герой устало потянулся за пером и завещал все имущество резиденции в Клаузене испанскому королю Филиппу III и регенту эрцгерцогу и инфанте, прием которым он устраивал здесь несколько лет тому назад.

Петер Эрнест фон Мансфельд скончался 22 мая 1604 года в 17-00. Тело 86-летнего губернатора было забальзамировано и восемь дней было доступно для прощания. После этого помпезная похоронная процессия двинулась по улицам города к месту захоронения.

Об этом месте граф позаботился заранее и в 1586 году на территории францисканского монастыря (сегодня там расположена площадь Гийома II) построил часовню. Последнее пристанище Мансфельд обустроил не хуже своего дворца - фасад был украшен дорическими колоннами из коричневого и синего мрамора. Внутри была воздвигнута в полный рост его бронзовая статуя в костюме капитана своего века, справа и слева от него были статуи его двух жен. Надпись над алтарной аркой в часовне гласила: «Это Петер Эрнст, принц Святой Империи, граф фон Мансфельд, рыцарь Золотого руна. Служил при Карле V, Филиппе II и эрцгерцоге Альберте, удачливый в боях и государственных делах. Все глаза в Европе были устремлены на него».

С уходом Мансфельда замок начал приходить в упадок. Больше никто не следил за садом, а рой гостей нашел себе новое место для удовольствий. К 1609 году все художественные сокровища дворца и парка были упакованы и перевезены на кораблях по Мозелю, а дальше по Рейну в Голландию, а оттуда на более крупных кораблях в Испанию для королевской семьи.

Часовня Мансфельда была разрушена войсками французской революции в 1795 году. В 1819 году по приказу губернатора Люксембурга статуи Мансфельда и его жен переплавили на колокола, не признав в них никакой художественной ценности. Часовня была опустошена и разорена. Останки графа и его семьи окончательно смешались с землей и исчезли навсегда. А некогда великолепный замок разбивали на камни и подводами развозили по городу для строительства новых домов.

Опубликовано в Туризм

Художница Нина-Виктория Лефевр вместе с мужем - художником и скульптором Жюльеном Лефевром вписаны в историю города Люксембург не только благодаря своим многочисленным работам, но и одна из улиц в районе Лимперцберг носит их имя - Nina et Julien LEFÈVRE.

Нина-Виктория Кестлер родилась на заре двадцатого века - в 1904 году - в Ташкенте, училась в Королевской академии изящных искусств в Брюсселе, где и познакомилась со своим будущим мужем.
Вместе они создали множество работ в различных художественных дисциплинах.

Нина Лефевр стала известна благодаря своими масляным картинам и офортам. А ее муж сделал себе имя в основном благодаря своим скульптурам, рисункам для банкнот и гравюрам на монетах. Многие свои работы они подписывали общим именем: Нина и Жюльен Лефевр.

Жизненный путь Нины-Виктории оборвался в октябре 1981 года, муж пережил ее на два года. 11 февраля 1985 года инициативная группа предложила увековечить их имена и присвоить имя супружеской пары улице в активно развивающимся городском районе.

Опубликовано в Туризм

 Да, у нас они есть, как и один олимпийский чемпион! Вот такая гордость - один лауреат Нобелевской премии на 283 555 жителей. Впереди нас только островное государство Сент-Люсия (один лауреат на 92 499 человек) и Фарерские острова (один лауреат на 48 199 человек).

Первым лауреатом Нобелевской премии, родившимся в Люксембурге, стал Габриэль Липпман. Липпман родился 16 августа 1845 года в городе Холлериш (сегодня это район Бонневуа). Через три года маленький Габриэль вместе с родителями переехал в Париж. Интерес к наукам он проявил еще в школе. Несмотря на блестящий ум, Габриэль был абсолютно недисциплинированным учеником. Он сосредотачивался только на тех науках, которые его интересовали, и пренебрегал другими. В 1883 году он станет профессором математической физики в Сорбонне, хотя никогда не сдавал экзаменов для осуществления преподавательской деятельности.

Габриэль Липпман получил Нобелевскую премию по физике в 1908 году за разработку процесса фотографического воспроизведения цвета на основе явления интерференции - взаимодействия световых волн. Он также известен выдающимися достижениями в других областях: термодинамика, оптика, электричество, а также считается создателем технологии интегральной фотографии, на несколько десятилетий предвосхитившей похожую по возможностям голографию.

Скончался Габриэль Липпман в возрасте 75 лет посреди Атлантического океана на пароходе «Франция», когда возвращался из Канады. В память о знаменитом соотечественнике сегодня в Боунева можно найти дом с памятной табличкой «Дом, в котором родился лауреат Нобелевской премии по физике 1908 года Габриэль Липпман».

Вторым человеком, вписавшим свое имя в историю Люксембурга, является поныне здравствующий Жюль Оффманн.

Родился наш герой в разгар Второй Мировой Войны - 2 августа 1941 года в городе Эштернах. Начальное и среднее образование получил в родном городе и там же открыл «Вселенную насекомых». Поспособствовал этому его отец – энтомолог и учитель естественных наук в старшей школе. Позднее Жюль переехал во Францию, где изучал биологию и химию в качестве студента в Страсбургском университете, и в итоге получил докторскую степень по экспериментальной биологии.

Жюль Оффманн присоединился к Национальному центру научных исследований (далее CNRS) в Страсбурге в 1964 году и провел там всю свою карьеру. Прошел путь от ассистента до руководителя собственной лаборатории. Чтобы заниматься любимым делом, в 1970 году он принял французское гражданство. «В то время исследовательская карьера была невозможна в Люксембурге. Поэтому я решил подать заявление на получение французского гражданства, что являлось необходимым условием для получения доступа к университетской должности в те годы. Подход, который стоил мне моего гражданства Люксембурга, но благодаря которому я получил золотую медаль CNRS».

В 2011 году Жюль Оффманн совместно с Брюсом Бётлером и Ральфом Штейнманом становится лауреатом Нобелевской премии по физиологии и медицине за исследование активации врождённого иммунитета.
Благодаря своей работе над плодовыми мухами (любимица всех ученых – муха-дрозофила) Оффманн смог выявить ген, необходимый для иммунной системы мухи - активный в развитии рецепторов. Его открытия, касающиеся генетических и молекулярных механизмов, ответственных за врожденный иммунитет у насекомых, в свою очередь, дали толчок в понимании учеными иммунитета млекопитающих. Они также способствовали совершенствованию новых вакцин и лечению инфекционных заболеваний и рака.

С 2006 года Оффманн является иностранным членом Российской академии наук.

С 2012 года член Французской академии (кресло 7).

Жюль Оффман женат, имеет двоих детей. Увлекается чтением, туризмом и григорианским хоралом.

Опубликовано в Туризм
Пятница, 22 января 2016 10:07

Изобретатель Анри Тюдор из Роспорта

Люксембургская минеральная вода «Rosport». Ни для кого не секрет, что название бренда соответствует одноименной местности на юго-востоке страны, в которой проживает меньше 700 жителей.  Но помимо торгового бренда, Роспорт (Rosport) связывают с именем человека, который усовершенствовал и произвел первый автомобильный аккумулятор. Имя этого человека – Анри Оуэн Тюдор.

Анри Тюдор родился в 1859 году. Дед Анри был депутатом и мэром Роспорта. Через много лет младший брат Анри – Роберт – также займет пост мэра Роспорта и будет поддерживать брата в его деятельности, как и их старший брат и будущий винодел - Хуберт.

В 1878 году семья Анри переехала в Ньюкасл на один год, где отец вступил в права наследства, которое впоследствии дало возможность Анри добиться успеха как изобретателя.

Благодаря отцу, три брата Тюдор получили хорошее воспитание, знали несколько иностранных языков и имели хорошие связи среди французских, бельгийских и люксембургских семей, связанных с политикой или предпринимательской деятельностью.

Анри Тюдор после окончания школы планировал изучать право, но в итоге поступил в Политехническую школу в Брюсселе в 1879 году и получил диплом гражданского инженера в 1883 году.

Его брак на дочери бизнесмена, политика и банкира -  Мадлен Пескатор – укрепил положение в обществе. Недалеко от Роспорта, на возвышении, Анри построил роскошный особняк, в котором и обосновался с женой, с тремя детьми и многочисленными слугами.

1859 год оказался переломной вехой и вошел в историю как начало технической революции. В Люксембург, например, в тот год пришло ж/д сообщение, а французский физик Гастон Планте изобрел свинцово-кислотную батарею – изобретение, которое определило дальнейшую жизнь Анри Тюдора.
Ячейка, содержащая несколько свинцовых пластин – свинцовая батарея, была способна сохранять энергию. Это ее свойство и низкая себестоимость свинцовой батареи сделало изобретение привлекательным. Анри Тюдор улучшил изобретение и наладил массовое производство первой модели аккумулятора для автомобилей.

Закончив обучение, Анри Тюдор вернулся в Роспорт и основал свою первую фабрику. Он работал вместе с братьями – старшим Хубертом и кузеном из Трира Николасом Шалькенбах. Через четыре года после производства первой рабочей лампы, за три года до того, как это сделали Ротшильдты, и за семь лет до того, как это сделали в королевском замке Виндзор, семья Тюдоров уже имела полноценную световую инсталляцию, поставляя свет круглые сутки.

Старое поместье Роспорт было одним из первых частных домов в Европе, которое при наличии собственной гидроэлектростанции имело постоянное и бесперебойное освещение.

В 1884 году Анри Тюдор разработал электрический автомобиль, мобильные аккумуляторы, которые позволяли освещать помещения или какие-либо мероприятия. Производство по-прежнему базировалось в Роспорте.

В 1887 году Тюдор поставляет аккумуляторные батареи для освещения фабрики по производству сиропа от кашля и на шоколадную фабрику в Кельне Stollwerk.

В 1886 году в городе Эштернах все общественное освещение было заменено с газа на электричество. Договор был подписан с Тюдором на поставку электроэнергии в течение 19-ти лет.

В 1890 году более 1200 аккумуляторных батарей Тюдора уже использовались в различных областях по всему миру.

Прогресс набирал темп, и небольшая фабрика в отдаленной местности Роспорт стала малорентабельна. Таможенные сборы и рост цен привели Анри Тюдора к продаже лицензии немецкому бизнесмену Адольфу Мюллеру. Помимо лицензии, Тюдор отдал ему половину своего рынка сбыта. Мюллер оказался талантливым бизнесменом и основал в 1890 году компанию «Akkumulatoren Fabrik Aktiengesellschaft Berlin-Hagen», которая просуществовала на рынке 100 лет как промышленная группа VARTA.

Анри Тюдор основал несколько заводов в Западной Европе, на которых строго соблюдалась техника безопасности – было ограничено рабочее время, работникам предоставлялась спецодежда, были организованы пункты питания и ежедневно выдавалось каждому по пол-литра молока. Еженедельно рабочих осматривал доктор. Но все эти предосторожности не спасли самого изобретателя. Анри Тюдор получил серьезное отравление свинцом и был прикован к инвалидной коляске до конца своей жизни. Он умер в 1928 году.

Дом, в котором Анри Тюдор провел всю свою жизнь, в 2009 году стал музеем. Все экспонаты можно трогать руками, а интерактивные дисплеи помогут понять основы и принцип работы электричества. Музей открыт со среды по воскресенье с 14-00 до 18-00. В летние каникулы – июль, август – с понедельника по воскресенье. Для получения большей информации посетите сайт музея www.musee-tudor.lu

Опубликовано в Туризм
Воскресенье, 11 января 2015 14:31

Скульптуры города Мамер

Небольшой город на юго-западе Люксембурга Мамер – родина поэта и хроникера императора Священной Римской империи Карла V – Николауса Вагнера (Мамерануса). В новейшей истории Мамер подарил земле люксембургской двух выдающихся спортсменов - победителя Тур де Франс в 1927 и 1928 годах Николаса Франца и единственного олимпийского чемпиона страны Жозе Бартеля.

Бронзовый памятник историку Мамеранусу расположен на площади перед церковью. В руках он держит книгу куда он скрупулёзно день за днем записывал происходящие события тяжелых для Люксембурга времен, начиная с 1548 года до самой своей смерти в 1567 году. Благодаря Мамеранусу, после его обращения к императору Карлу V, место его рождения город Мамер был полностью восстановлен после военных действий 1543 года, разрушивших поселение.

Перед городской ратушей на площади установлена скульптура двух уроженцев Мамера - двукратного победителя Тур де Франс Николаса Франца и марафонца, единственного олимпийского чемпиона Люксембурга Жози Бартеля.

Николас Франц родился 4 ноября 1899 года в семье зажиточного крестьянина. Но фермерство совсем его не привлекало. В 1914 году он поехал на первое в своей жизни соревнование и победил. Это окончательно укрепило его в мысли, что сельское хозяйство не для него. За двенадцать лет спортивной карьеры (1923-1934) он становился многочисленным призером различных соревнований, в том числе в главных гонках своей жизни – в гонках Тур де Франс в 1927 и 1928 годах. С 1949 по 1957 годы он возглавлял люксембургскую команду - участницу велогонок Тур де Франс. Умер Николас Франц в возрасте 85 лет в городе Люксембург.

Жози Бартель родился почти на тридцать лет позже именитого земляка, 24 апреля 1927 года. Бартель был неоднократным победителем чемпионатов мира по бегу на средние дистанции, а также участником Олимпийских игр 1948, 1952 и 1956 годов. В историю Люксембурга Жози Бартель вошел как чемпион Олимпиады в Хельсинки в 1952 году в беге на 1500 метров с новым олимпийским рекордом, став первым и единственным призером страны главного спортивного состязания в мире.

С 1962 по 1972 год Бартель возглавлял национальную сборную страны по легкой атлетике, а с 1972 по 1977 год - Олимпийский комитет Люксембурга.

Умер Жози Бартель в 1992 году в городе Люксембург. В его честь назван главный городской стадион, где проводят спортивные мероприятия различного уровня.

Имя Жози Бартеля вошло в историю разных казусов, происходящих на Олимпийских играх. После победы на дистанции 1500 м у организаторов соревнования не оказалось гимна крошечного государства, представленного спортсменом. Поэтому на награждении организаторам пришлось импровизировать, но так неудачно, что олимпиец расплакался.

Опубликовано в Достопримечательности